моб меню
В основе педагогического метода наблюдения лежит свобода ребенка, а свобода есть активность.

НАБЛЮДЕНИЕ

Дать стимул к пробуждению жизни, а затем предоставить ей возможность свободно развиваться – в этом и состоит первоочередная задача учителя, говорила Мария Монтессори. Как же овладеть самым главным инструментом для педагога в Монтессори-классе (да и в жизни)? Видеть за поведением потребность, чувства, направляющие энергию в действие?

В Монтессори-школе наблюдение используется, как один из основных методов педагога в работе с детьми. Педагог создает развивающую среду, где дети могут быть свободными. Наблюдая за ними, подготовленный взрослый направляет ребёнка к его наибольшему развитию, помогая ему быть собой, открывать этот мир, находясь в гармонии с собой. Но чтобы сделать это, не подавляя, педагог должен видеть ребенка - его потребности, понимать и принимать его чувства, его возможности и трудности, который тот встречает на своем пути. Педагог помогает детям выработать и принять правила группы, поддерживает соблюдение границ и уважение личного пространства, при необходимости дает уроки любезности и вежливости, показывая детям модель для поведения.

До настоящего времени нам хотелось подавлять ребенка посредством силы, навязывая свои правила, вместо того чтобы попытаться постичь его внутренний мир и относиться к нему как к человеческой душе, которую можно направить в нужное русло. Таким образом, дети живут рядом с нами, а мы даже не пытаемся их понять. Но если мы уйдем от той искусственности, которой мы окружили наших детей, и насилия, которое, как мы наивно полагали, дисциплинирует их, они раскроют нам свою истинную детскую сущность.
Наблюдение для изучения

Когда ребята оказываются в Монтессори-группе, где взрослый не является главным действующим лицом и не предписывает всем детям одновременно одно и то же задание, но дает возможность развертываться каждому на свой собственный лад, то дети показывают качества часто повергающие нас в изумление!


Наблюдение становится методом изучения только в том случае, если не ограничивается описанием внешних явлений, а осуществляет переход к объяснению природы этих явлений. На основе выводов, сделанных после анализа наблюдения, мы можем менять среду. Мы считаем важным создавать условия, в которых дети становятся инициативными и самостоятельными, ответственными, заботящимися о мире вокруг, уважающими других, умеющими договариваться и сотрудничать, счастливыми, способными раскрыть и реализовать свой уникальный внутренний потенциал.

Что отличает наблюдение от обыденного восприятия человеком происходящих событий:

* целенаправленность (наблюдение проводится в свете определенной педагогической и психологической концепции, у него есть задача)

* аналитический характер (наблюдатель выделяет отдельные элементы, анализирует, оценивает и объясняет их)

* комплексность (не упускать ни одной существенной стороны или связи)

* систематичность (наблюдать в течение периода времени, чтобы увидеть закономерности).


На основе своих наблюдений Монтессори педагог будет

соответствующим образом перестраивать окружение ребенка, чтобы его

потребности были полностью удовлетворены – собственное поведение,

беседы родителями, развивающую среду. Подготовленная педагогом среда

отражает весь спектр потребностей конкретных детей, посещающих группу

Монтессори. Установить параметры этой среды без внимательного

наблюдения в ней детей невозможно.

Где находится наблюдатель по отношению к объекту наблюдения?
Из книги Дегуманизация искусства. Хосе Ортега-и-Гассет

Умирает знаменитый человек. У его постели жена. Врач считает пульс умирающего. В глубине комнаты два других человека: газетчик, которого к этому смертному ложу привел долг службы, и художник, который оказался здесь случайно. Супруга, врач, газетчик и художник присутствуют при одном и том же событии. Однако это одно и то же событие - агония человека - для каждого из этих людей видится со своей точки зрения. И эти точки зрения столь различны, что едва ли у них есть что-нибудь общее. Разница между тем, как воспринимает происходящее убитая горем женщина и художник, бесстрастно наблюдающий эту сцену, такова, что, они, можно сказать, присутствуют при двух совершенно различных событиях.
Выходит, стало быть, что одна и та же реальность, рассматриваемая с разных точек зрения, расщепляется на множество отличных друг от друга реальностей. И приходится задаваться вопросом: какая же из этих многочисленных реальностей истинная, подлинная? Любое наше суждение будет произвольным. Наше предпочтение той или другой реальности может основываться только на личном вкусе. Все эти реальности равноценны, каждая подлинна с соответствующей точки зрения. Единственное, что мы можем сделать, - это классифицировать точки зрения и выбрать среди них ту, которая покажется нам более достоверной или более близкой. Так мы придем к пониманию, хотя и не сулящему нам абсолютной истины, но по крайней мере практически удобному, упорядочивающему действительность.
Наиболее верное средство разграничить точки зрения четырех лиц, присутствующих при сцене смерти, - это сопоставить их по одному признаку, а именно рассмотреть ту духовную дистанцию, которая отделяет каждого из присутствующих от единого для всех события, то есть агонии больного. Для жены умирающего этой дистанции почти не существует, она минимальна. Печальное событие так терзает сердце, так захватывает все существо, что она сливается с этим событием; образно говоря, жена включается в сцену, становясь частью ее. Чтобы увидеть событие в качестве созерцаемого объекта, необходимо отдалиться от него. Нужно, чтобы оно перестало задевать нас за живое. Жена присутствует при этой сцене не как свидетель, поскольку находится внутри нее; она не созерцает ее, но живет в ней.
Врач отстоит уже несколько дальше. Для него это - профессиональный случай. Он не переживает ситуацию с той мучительной и ослепляющей скорбью, которая переполняет душу несчастной женщины. Однако профессия обязывает со всей серьезностью отнестись к тому, что происходит; он несет определенную ответственность, и, быть может, на карту поставлен его престиж.
Поэтому, хотя и менее бескорыстно и интимно, нежели женщина, он тоже принимает участие в происходящем и сцена захватывает его, втягивает в свое драматическое содержание, затрагивая если не сердце, то профессиональную сторону личности. Он тоже переживает это печальное событие, хотя переживания его исходят не из самого сердца, а из периферии чувств, связанных с профессионализмом.
Встав теперь на точку зрения репортера, мы замечаем, что весьма удалились от скорбной ситуации. Мы отошли от нее настолько, что наши чувства потеряли с нею всякий контакт. Газетчик присутствует здесь, как и доктор, по долгу службы, а не в силу непосредственного и человеческого побуждения. Но если профессия врача обязывает вмешиваться в происходящее, профессия газетчика совершенно определенно предписывает не вмешиваться; репортер должен ограничиться наблюдением. Происходящее является для него, собственно говоря, просто сценой, отвлеченным зрелищем, которое он потом опишет на страницах своей газеты. Его чувства не участвуют в том, что происходит, дух не занят событием, находится вне его; он не живет происходящем, но созерцает его. Однако созерцает, озабоченный тем, как рассказать обо всем этом читателям. Он хотел бы заинтересовать, взволновать их и по возможности добиться того, чтобы подписчики зарыдали, как бы на минуту став родственниками умирающего. Еще в школе он узнал рецепт Горация: "Si vis me flere, dolendum est primum ipsi tibi"[Если хочешь, чтобы я плакал, ты должен прежде всего сам испытывать боль].
Послушный Горацию, газетчик пытается вызвать в своей душе сообразную случаю скорбь, чтобы потом пропитать ею свое сочинение. Таким образом, хотя он и не "живет" сценой, но "прикидывается" живущим ею.
Наконец, у художника, безучастного ко всему, одна забота - заглядывать "за кулисы". То, что здесь происходит, не затрагивает его; он, как говорится, где-то за сотни миль. Его позиция чисто созерцательная, и мало того, можно сказать, что происходящего он не созерцает во всей полноте; печальный внутренний смысл события остается за пределами его восприятия. Он уделяет внимание только внешнему - свету и тени, хроматическим нюансам. В лице художника мы имеем максимальную удаленность от события и минимальное участие в нем чувств.
Неизбежная пространность данного анализа оправданна, если в результате нам удается с определенной ясностью установить шкалу духовных дистанций между реальностью и нами. В этой шкале степень близости к нам того или иного события соответствует степени затронутости наших чувств этим событием, степень же отдаленности от него, напротив, указывает на степень нашей независимости от реального события; утверждая эту свободу, мы объективируем реальность, превращая ее в предмет чистого созерцания. Находясь в одной из крайних точек этой шкалы, мы имеем дело с определенными явлениями действительного мира - с людьми, вещами, ситуациями, - они суть "живая" реальность; наоборот, находясь в другой, мы получаем возможность воспринимать все как "созерцаемую" реальность.
Навыки наблюдателя? Что поможет в пути
Умение встать в объективную позицию по отношению к ребенку. Принципиально не судить о том, что с ним происходит, не поддаваться собственной личностной оценке происходящего. Интересно, что если Монтессори-педагог будет тренироваться в этом направлении, то незаметно такой стиль общения с ребенком станет его собственной педагогической позицией, линией поведения в отношениях с детьми.
По М. Монтессори дети – это не те, кем управляет учитель или директор школы или даже родители. Дети работают вместе со взрослыми в ситуации сотрудничества. Правда, задачи у них разные.

Идею, что жизнь идет сама собою, и, чтобы изучать ее, разгадывать ее тайны или направлять ее деятельность, необходимо ее наблюдать и понимать, не вмешиваясь, - эту идею, говорю я, очень трудно усвоить и провести на практике.Учительницу слишком долго учили быть единственно активным, свободно действующим лицом в школе; слишком долго ее задача заключалась в том, чтобы подавлять всякую активность в детях.

Мария Монтессори «Дом ребенка. Метод научной педагогики»


Итак, учитель проводит для ребенка урок. Мы подразумеваем свободу ребенка в этот момент. Таким образом, учитель должен наблюдать, насколько ребенок заинтересовался данным предметом, как долго длится этот интерес и т. д. При этом следует обращать внимание даже на выражение лица ребенка. Учитель должен твердо следовать принципу свободы, ведь если заставить ребенка сделать какое-либо неестественное усилие, то учитель так и не узнает, каким могло бы быть спонтанное поведение ученика.

Ни философы, ни ученые не в силах придумать и навязать нам тот или иной метод обучения. Только природа, установившая свои законы и заложившая в человеке определенные потребности развития, может диктовать нам такие обучающие методы, которые будут иметь вполне конкретную цель - исполнение жизненных потребностей и законов. Только сам ребенок может выявить эти законы и эти потребности - своими спонтанными реакциями, своими успехами. Мы увидим это по тому, спокоен ли он, счастлив ли он. Подсказками будут служить интенсивность его деятельности, постоянство свободного выбора. Мы должны будем учиться у него и помогать ему всем, чем возможно.
Мы приглашаем родителей на наблюдение в класс Монтессори

Приглашаем родителей почерпнуть вдохновения из деятельности детей в свободной организованной среде Монтессори-класса.

Увидеть, насколько самостоятельны дети, когда для них созданы правильные условия, можно понять, что движет детьми в данный момент, пожить с ними в моменте.

Увидеть, как дисциплина рождается из свободы этого

небольшого общества детей. Какие индивидуальные

особенности и проявления есть у каждого ребенка.

Никаких эмоций! Никаких впечатлений!
Если мы говорим о наблюдении, то нам нужны только факты. Иными словами, мы фиксируем только то, что видим. Ничего лишнего. Никаких додумок и предположений! Только факты. Почему?
Давайте вспомним, какова наша цель? Мы учимся наблюдать, чтобы лучше понимать ребенка, его потребности, его желания, его внутренние мотивы.
А если, наблюдая за ребенком мы опираемся на наши впечатления, наш опыт, наши предположения, наши чувства и эмоции, наши версии происходящего, то можем ли мы говорить об объективности? Вся эта прекрасная куча нашего жизненного опыта стоит между нами и ребенком и не позволяет ясно его увидеть: ни его истинных потребностей, ни его истинных желаний и мотивов, ничего. Поэтому нам надо убрать все «наше» в сторонку и обращать внимание только на факты, на то, что реально есть, что неоспоримо.
ЗАДАНИЕ ДЛЯ ПРОРАБОТКИ
Письменное описание картинки
Нужно 2-3 минуты рассматривать картинку, после чего сделать ее письменное описание на основе сделанных наблюдений.
Можно принести описание в день наблюдения.
Вопросы и ответы:
Можно ли прийти в Монтессори-класс на наблюдение?
Да, мы очень рады интересующимся родителям и практикующим Монтессори-педагогам. Для того, чтобы попасть на наблюдение, необходимо заранее записаться в свободные даты (в классе не может быть много наблюдающих).
Как себя вести на наблюдении? Правила для гостя
* Вам предложат стул/место, где можно будет сесть наблюдающему. Постарайтесь быть незаметными и малоподвижными.
* Не взаимодействуйте с ребенком, только если это абсолютно необходимо. Вы можете направлять детей к работе, если они к вам подходят.
* Контролируйте ваши эмоции: дети могут быть забавны, но они очень чувствительны, смех может остановить их от продолжения работы.
За чем можно наблюдать?
· Чем ребенок занимается самостоятельно
· Как он выбирает себе занятие
· Что он делает, если испытывает затруднения (если ему нужна помощь, если ему требуется защита и т.д.)
· Как он ведет себя, если испытывает тревогу (страх, радость и т.д.)
· Как он действует руками
· Как он двигается
· Как он говорит
· За своими ощущениями (переживаниями, страхами, эмоциями и т.д.) во время наблюдения
Что нужно взять с собой на наблюдение в класс?
Вам будет удобно, если вы возьмете сменную обувь, блокнот и ручку для записей.
Там вы сможете отметить важные наблюдения. После наблюдения педагог не всегда свободен (он в классе с детьми), чтобы обсудить с вами вопросы и впечатления. Но вы сможете созвониться во время перерыва у учителя.
Мобильный телефон нужно оставить за порогом класса.
У меня остались вопросы после наблюдения, с кем я могу их обсудить?
Вы можете обсудить их с администрацией: Жанна или Анна могут ответить на ваши вопросы. Также вы можете пообщаться с педагогом класса, когда она освободится.
Сколько времени длится наблюдение?
От 30-40 минут в тоддлер-группе (до 3 лет), до 1 часу - в классе 6-12.
Для наблюдений нужно прийти в 8:50 к администрации. Вам дадут памятку о проведении наблюдений и после прочтения проведут в класс.

Записаться на наблюдение в Монтессори-школу Fly High

Оставьте свои контакты, и мы пригласим вас на наблюдение в интересующий вас класс.
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности
Made on
Tilda